Комиссары,да не те. =( /// "Создание политорганов в армии – ответ угрозам нашего времени".

30 июля 2018 года указом главы государства в России создано Главное военно-политическое управление Вооруженных сил Российской Федерации. Оно займется организацией военно-политической работы в Вооруженных силах РФ. Возглавил ведомство заместитель министра обороны России, генерал-полковник Андрей Картаполов.

 

О необходимости и своевременности возвращения в армию военно-политической составляющей и специфике деятельности нового ведомства в интервью "Правде.Ру" рассказал председатель экспертного совета Общероссийской организации "ОФИЦЕРЫ РОССИИ", депутат Госдумы, генерал армии, директор ФСБ в 1996–1998 годах Николай Ковалев.

— Николай Дмитриевич, вы кадровый офицер, прошедший большой путь в системе органов безопасности, а сегодня и депутат Государственной Думы. Как вы считаете, неужели назрела такая необходимость, чтобы обратиться к традициям Советской армии?

— Она не просто созрела, она уже перезрела! И я всегда недоумеваю, когда, возвращая какие-то институты из прошлого, мы почему-то видим в этом возвращение к эпохе тоталитаризма. Разве мало было правильного и эффективного тогда?

Что касается ГлавПУра (Главного политического управления. — Ред.), то его ликвидация была больше, чем ошибка. Это было преступление. И слава богу, что мы возвращаемся к несправедливо забытому институту.

Я кадровый контрразведчик. В нашей системе не было замполитов и политруков, но, решая свои задачи обеспечения государственной безопасности, мы много взаимодействовали с политорганами вооруженных сил.

Более того, в период моей командировки в Афганистан я много с ними контактировал. И всегда видел в них преданных своей Родине офицеров, которые собственным примером влияли на подчиненных, формируя не только мировоззрение, но и вселяя в них веру в победу, а также нацеливали на решение боевой задачи.

С их помощью мы предотвращали преступления, удерживали военнослужащих от опрометчивых поступков. А по сути, вели профилактику негативных явлений в вооруженных силах. Молодежь склонна к экстриму, в том числе и политическому. И этот экстрим мог сломать судьбу. Именно политработники своей кропотливой индивидуальной работой сохраняли парней для общества. Таких примеров множество. И это не просто слова — это реальность, с которой мне приходилось сталкиваться.

— Но о какой политической работе может идти речь, если у нас нет доминирующей идеологии? Шестая статья Конституции СССР, устанавливавшая "руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы" Коммунистическую партию Советского Союза, была отменена в 1990 году.

— Вы путаете понятия. Наша идеология в армии была, есть и будет одна — защищать свою Родину, свой дом, обеспечивать безопасность граждан. И несмотря на все перипетии нашего времени в задачах вооруженных сил мало что изменилось. "Есть такая профессия — Родину защищать", — эта формула вмещает в себя многое. А о какой идеологии говорите вы? Преданность партии? КПСС нет, а остальные в равных позициях.

Департизация и идеологическая работа среди личного состава — это разные вещи. Идеологическая работа — это широкий спектр задач как военного, так и морально-нравственного характера. Чего греха таить, зачастую в армию, да и в иные военизированные и специальные органы приходит молодежь с кашей в голове, блуждающая в потемках мировоззренческих миражей. А мы им даем оружие, власть, ставим такие задачи, как защита общества, личности и государства. И кто им должен помочь? Командир? Так у него на прямые-то свои обязанности времени не хватает.

Тот, кто служил в Советской армии, помнит, что с наших окраин, из национальных республик приходили не просто полуграмотные парни — не все могли и по-русски говорить… А увольнялись они подготовленными не только воинами, но и специалистами народного хозяйства и, не побоюсь этого слова, интернационалистами, способными встать на защиту своего товарища другой национальности. И в этом была большая заслуга именно замполитов. Мощное влияние ГлавПУра и его политорганов в войсках было реальностью. И не только с точки зрения воспитания, но и влияния на процессы в войсках. Угроза офицера пожаловаться в политотдел была для зарвавшегося начальника пострашнее, чем обращение в прокуратуру.

— Но время изменилось. И призывники, и офицеры более образованы…

— Именно! Сегодня мы живем в условиях повышенной политической турбулентности. И она непременно оказывает свое влияние и на воинские коллективы. Возникают иные мировоззренческие трудности.

Повторюсь, создание политорганов в армии — это ответ вызовам и угрозам нашего времени.

Вспомним, как развал военно-политической работы в войсках в конце прошлого — начале этого века сказался на армии: воровство, разложение, дедовщина, снижение боеготовности. Тот, кто принимал участие в первой чеченской, помнит, что армия была синонимом бардака и унижения человеческого достоинства. Но время, в конце концов, выдвигает людей, которые в состоянии переломить ситуацию. Приход на пост министра Сергея Шойгу — такой пример.

За короткий срок он не только восстановил авторитет армии, но и создал мощный оборонительный кулак, способный отразить любую агрессию. Смотрите, как заскулили наши противники! Как синхронно они ведут атаки не только на войска, в том числе и в Сирии, но и на наши разведорганы, приписывая им самые невероятные "преступления", которых по определению быть-то не может.

Но вернемся к военно-политической работе. Она шире, чем нам порой кажется. Ведь ее задача не только создать психологический тип воина, защищающего правду, но и воспитать патриота. Замечу, что я имею в виду более широкое чувство, чем милитаристское мышление, я имею ввиду патриотизм. А он воспитывается не в казарме. Его педагоги — наши великие предки: Александр Пушкин, Михаил Лермонтов, Карл Брюлов, Дмитрий Шостакович, Муса Джалиль. Именно они заставляют нас сопереживать, негодовать о несправедливости, быть готовым защищать "любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам". Без чувства любви к Родине, уважения к ее истории, языку, нравам и традициям не может быть защитника Отечества. Солдат — да, а защитник — нет.

Смотрите, на что сегодня ведется наступление на Украине. На язык, историю, мораль и традиции многонационального народа Украины. Русский язык и русский мир объявлены главными врагами "самостийности".

У этого "нового старого" органа огромные задачи. Придется не только воспитывать, но и образовывать солдат и офицеров, помогать искать верные ориентиры в жизни, разбираться в сложных переплетениях политических и идеологических догм и навязываемых теорий. Надо вернуться к положительному опыту предшественников, эффективным формам и методам. Понятно, что время устного чтения газет ушло. Но появился иной огромный арсенал работы с личным составом.

— Плюс информационная война…

— Безусловно. Она пронизывает все наше бытие, вводит в заблуждение, насаждает чужие идеи. Иногда вижу, как в эту ловушку попадают и наши вчерашние политические союзники, "переобувающиеся в прыжке".

Все это предмет для работы в рамках собственной компетенции для политорганов ВС РФ. Полагаю, что это самое интересное время для потомков армейских комиссаров.

Мне приходилось многое начинать с нуля. И каждый раз я понимал, что как заложишь фундамент, таким будет и здание. Надеюсь, политорганы будут не просто обслуживающей структурой, но и боевым отрядом, способным в широком плане отражать идеологическое атаки.

— Начальником нового ГлавПУра Президент России назначил генерал-полковника Андрея Валериевича Картаполова. Вы знакомы с ним?

— Лично пока нет, но я знаю его биографию. Это не "паркетный", а боевой генерал и храбрый офицер. Он прошел серьезные испытания временем. И сегодня именно такой человек, по моему мнению, нужен на этой должности. Он может сказать: делай, как я. А это главное в войсках. Если офицер не знает и не может выполнить задачу, которую ставит подчиненным, — это катастрофа. Новый начальник ГлавПУра знает! А это залог удачи.

На фото: генерал армии Николай Ковалев


Читайте больше на https://military.pravda.ru/defence/10-10-2018/1395617-kovale...