«Вы работаете на ФСБ?» Как борец за Исаакий шпионов изгонял

Глава православного фонда с оружием в руках очистил свой штат от засланцев «из органов». Экстремальное увольнение больше полугода не даёт покоя бывшим сотрудникам, но Сергей Егоров уверен, что из травматического пистолета – не в счёт.

«Вы работаете на ФСБ?» Как борец за Исаакий шпионов изгонял

Сергей Егоров//Светлана Холявчук/Интерпресс

Мировой суд Красногвардейского района Петербурга допросом свидетелей 10 октября продолжил рассматривать дело бизнесмена Сергея Егорова, возглавлявшего второй раунд борьбы за Исаакиевский собор. Сейчас его больше тревожит автокефалия Украинской церкви, но религиозное рвение тормозят уголовные сложности и бывшие сотрудники – сплошь шпионы и рейдеры. 

«А прокурора кто-нибудь видел?» – курсировала по коридору участка адвокат подсудимого. Очередное заседание начиналось с опоздания. Сам председатель фонда возрождения христианских ценностей «Священная лига святого Георгия» Сергей Егоров оправлял строгий костюм перед залом. На впорхнувших девушек, с которыми проработал около года, даже не взглянул. Бывшие подчинённые ответили взаимностью, но за полтора часа ожидания не смогли не помянуть обидчика. 

«Всё-таки у меня и в мыслях не было, что он будет стрелять», – переводит разговор на насущное Анжела Голото. 31 января этого года она ещё работала в команде Егорова в бизнес-центре «Ладога». Здание на улице Стахановцев принадлежит бизнесмену, часть помещений сдаётся в аренду, в других разместились сотрудники созданной им же «Священной лиги». Голото занимала стол секретаря на первом этаже, дальше, в смежном кабинете, располагалось рабочее место менеджера по аренде Катарины Корниковой. Об увольнении обеим объявили своеобразно. 

 «Зашёл, ничего не говоря. В правой руке пистолет, в левой нож с лезвием, как у кинжала. Не знаю, где он его взял. Выстрелил в Анжелу и тут же развернулся ко мне, – вспоминает Корникова. – И всё это молча, представляете? Мне до сих пор снится». 

Пуля, как писала «Фонтанка», прошла в нескольких сантиметрах от головы и угодила в органайзер. Перепуганная сотрудница с криком выскочила на улицу. Говорит, охрана не реагировала. Пришлось бегать по морозу и просить прохожих вызвать полицию. Егоров, по её словам, не извинился, только спросил во время очной ставки: «Вы работаете на ФСБ?».

У бизнесмена своя версия событий. Здание на Стахановцев он считает магнитом для рейдеров и напоминает о неоднократных покушениях на захват.

– У нас было мнение, что в данный момент происходит попытка захвата. Прибыл на помощь нашей охране, чтобы оказать сопротивление. Но никого не обнаружили. Выяснилось, что эти девушки просто спровоцировали вместе с ещё рядом сотрудников такую ситуацию, чтобы потом ложно обвинить в противоправных действиях.

Травматический пистолет, по его словам, может быть у любого – для самообороны, конечно. При этом защищаться от сотрудниц он не собирался. 

– От девушек никто не оборонялся и угрозы никакой не представлял. К сожалению, они являются не только нашими сотрудницами, но, вероятнее всего, и сотрудниками государственных служб, которые работали в нашей компании. Недолго, но очень активно. В связи с этим в тот же день и уволили всех людей, которые создавали сложности. И начался такой большой ажиотаж, который поддержала ещё и религия.

Полицейское дознание вменило Егорову угрозу убийством (часть 1 статьи 119 УК). Максимальная санкция – до двух лет лишения свободы. Вопросы к квалификации есть у обеих сторон. 

– Пуля от травматического пистолета пластиковая. Мы с вами взрослые люди, с высшим образованием, – втолковывал подсудимый. Он, казалось, расстраивался, что приходится заострять внимание на таких простых вещах. 

– Потерпевшая тоже обладает необходимым образованием, чтобы понять, что такое травматическое оружие, – продолжил выступление Егоров. К придвинувшимся ближе к своему адвокату девушкам он не оборачивался, в помощь призвал свидетеля. 

Системный администратор – также экс-сотрудник «Ладоги» – уже успел рассказать, как был понятым в день стрельбы. Прибавить больше было нечего, но из-за трибуны не отпускали.

– По вашему мнению, выстрел из травматического пистолета с четырёх-пяти метров может представлять угрозу? – пытал его Егоров. Бывший подчинённый, который расстраивал начальника недостаточной активностью, и отступил бы, да в загромождённом бумагами кабинете было некуда. 

– При попадании в определённую часть тела – да, – решился он и добавил: – Например, в голову. 

– Нужно мнение эксперта, – не растерялся Егоров и нашёл поддержку в лице адвоката потерпевших Дмитрия Сабылина. Он тоже называет квалификацию ошибочной, но, в противовес подсудимому, уверен: выстрел тянет на более тяжёлую статью. Главу православного фонда он наделяет неожиданными познаниями. По его словам, пистолет полицейские вынули из морозильной камеры, а в холод его убирают, в том числе, чтобы удалить отпечатки пальцев. 

«Платок стирает всё, а перепад температур избавит только от отпечатков», – объяснил адвокат после заседания. 

На этом общение Егорова с бывшими сотрудниками не закончилось. С августа в судебный участок на Индустриальном проспекте его вызывают не только по делу об угрозе жизни, но и об умышленном причинении лёгкого вреда здоровью (статья 115 УК). Им он обязан несдержанности в общении со своим тёзкой Сергеем Бариновым. 

Баринов в 2014 году заключил договор мены и выдела имущества с АО «Норд-Вест Сервис «Дракон», которым руководит Егоров, и его же фондом. Менял акции общества на 14 помещений на первом этаже бизнес-центра, рассчитывал получить их в собственность, оформить на жену. Уверяет, что свои обязательства выполнил, но вместо права собственности ему выдали акт. В 2017-м жена уехала в отпуск, не подыскав арендатора. Фонд Егорова будто бы воспользовался паузой и организовал на первом этаже кафе. Миром вопрос решить не удалось. 28 июня 2018 года Красногвардейский районный суд выселил фонд «Священная лига Святого Георгия» и взыскал в пользу Бариновых 2,2 млн рублей неосновательного обогащения. Егоров подал апелляцию, а возникший в процессе тяжбы конфликт дополнил дело о стрельбе на столе судьи 86-го участка Анастасии Осиповой. 

Анастасия Сергеевна только в этом году надела судейскую мантию и к общению с журналистами оказалась не готова. 

– Не садитесь рядом с Егоровым, я буду на вас отвлекаться, – предупредила она корреспондента «Фонтанки» и обратилась к очередному бывшему сотруднику, в этот раз из числа охраны: – Между Бариновым и Егоровым был конфликт?

– А какой вас интересует?

Судья растерялась:

– Их что, несколько было?

– Были словесные. Но 10 июля было конкретно, – сверкнул серьгой в ухе охранник. – Приехал Баринов, вроде показывать помещение. Мы с Егоровым спускались из его офиса. В дверях столкнулись лицом к лицу. 

Общение не задалось, и оппоненты, по меткому выражению свидетеля, «потолкались животами». Сам он решил не лезть и двинулся было на пост, но обернулся. 

– Увидел, как Егоров Баринову наносит удар. В левой руке у него портфель был, бил правой в лицо. Их разнял коллега, одного вывели, Егоров в разорванной рубашке поднялся к себе. Минут через сорок приехала полиция, решил не ввязываться.

– Вашему руководителю нанесли ущерб, а вы ничего не сделали. И вы считаете себя охранником! – оскорбился Егоров. – Полиции рассказали, что видели?

– Нет, а зачем? 

– А зарплату вы с него [руководителя] хотите получить? – зашёл с другой стороны Егоров. 

– С вас? Да можете не платить. 54 тысячи 300 рублей на вашей совести, – щедро махнул рукой охранник. 

Здесь свидетелей снова недосчитались, и судья с облегчением объявила перерыв. Удовольствие, видимо, решила не растягивать и назначила заседание по обоим делам Егорова на 23 октября. По случайности, на ту же дату выпала апелляция в горсуде.

– Наши проблемы уголовного характера связаны исключительно с тем, что мы свою точку зрения стараемся независимо провозглашать. И появляются провокаторы от различных государственных органов, которые пытаются нас дискредитировать. Это было как раз на фоне вопроса по Исаакиевскому собору и моей попытки участвовать в предвыборной кампании. Им, к сожалению, это удалось, – не без грусти оценил Егоров. 

После стрельбы он вынужденно отстранился от петербургской епархии, но сейчас, говорит, снова вхож на заседания совета православных объединений (СПО) и уже пытается инициировать новое обращение его святейшеству патриарху Кириллу. Печалит раскол с православными братьями и недостаточная активность Церкви. По его словам, руководитель совета отец Александр Пелин пока думает над этим.

Татьяна Ципуштанова, «Фонтанка.ру»

Источник ➝