Последние комментарии

  • Владимир Кириллов19 мая, 19:38
    Можно сказать в 90е люди и зарабатывали, пока были низкие тарифы, бензин, жкх и электричество.  Это все поднимал и за...Путина хотят уйти досрочно?
  • Сергей Панин19 мая, 19:37
    Вообще-то Путин никому не мешает. В отличии от других бывших руководителей страны. А вот те, кто хочет любыми путями ...Путина хотят уйти досрочно?
  • Сергей Береговой19 мая, 19:32
    А ты в 90-е жил?И если ты не заметил что изменилось за эти годы, то можно сказать, что только дебил или проплаченный ...Путина хотят уйти досрочно?

Политолог Кирилл Коктыш — о том, почему санкции против России и призыв к их очередному ужесточению из-за Скрипалей стали «символом веры»

Тереза Мэй объявила о наличии подозреваемых в деле Скрипалей и заявила, что Британия будет добиваться очередного расширения антироссийских санкций. В тот же день, 5 сентября, комитет постпредов стран ЕС согласовал новое продление санкций против России — на следующие шесть месяцев. Оба этих события, впрочем, можно назвать предсказуемыми и рутинными.

В бурно меняющемся мире Запада санкции против России становятся неким статус-кво, в отношении которого находят консенсус конкурирующие по иным вопросам политические элиты.

И это вполне логично. Нарушение этого консенсуса политиком западной ойкумены уже явно чревато маргинализацией, с весьма вероятным последствием в виде утери собственного элитного статуса. В свое время это чуть было не случилось с Галилеем, непредусмотрительно заявившим, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот. Новый религиозный культ, согласно которому источником всех проблем является Россия, уже практически сложился. И в заявлениях западных политиков речь давно идет не столько об аргументах, сколько о декларировании обретших формат санкций новых «символов веры». В роли современной инквизиции, ставшей на охрану нового культа, оказались США. А то, насколько эта инквизиция может быть суровой, более чем ярко продемонстрировал относительно недавний и очень громкий закат политической карьеры бывшего главы МВФ Доминика Стросс-Кана. Он незадолго до настигнувших его неприятностей вдруг вздумал усомниться в глобальной устойчивости доллара.

Эта новая реальность требует здравого осмысления: очевидно, что переждать ее не получится. При том, что видимость «временной» природы пролонгируемых каждый раз на полгода санкций постоянно будет порождать на этот счет необоснованные иллюзии. В их свете сама необходимость такого осмысления будет представляться ненужной, сомнительной и проблематичной. Тем не менее эту новую реальность надо замечать и с ней работать — и чем раньше это произойдет, тем меньше будут возможные потери России от нового культа. Как минимум сам факт его наличия ставит под сомнение любое соглашение, достигнутое с Москвой: очевидным образом политик, заключающий сделку с Россией, может быть вполне эффективно обвинен в предательстве собственных национальных интересов. Даже если этот политик — президент США Дональд Трамп.

Более того, именно он и является, пожалуй, более существенной, если не первичной, целью новой антироссийской религии, нежели Россия: оппоненты Трампа, утеряв два года назад контроль над процессом принятия решений, сделали всё, чтобы сохранить за собой прерогативу формулировать правила, по которым те будут приниматься. И это оказалось тоже вполне эффективно. В рамках новой системы ценностных координат все западные политики будут вынуждены соревноваться в радикальности своей позиции по отношению к России. Включая, кстати, и самого Трампа, который с помощью такого радикализма будет пытаться доказать, что он никак не зависит, не зависел и не намерен зависеть от Москвы.

В политической науке такое положение дел называется инкрементализмом. Это значит, что любой облеченный властью политик, прекрасно отдавая себе отчет в условности навязанных правил игры, тем не менее вынужден нечто сделать в «нужном» направлении. Да, разумеется, каждый стремится при этом не изменить общий баланс, понимая, что это может обернуться катастрофой, и искренне надеется, что его «малый взнос» никак на общую картину не повлияет. На практике это означает фактическую непредсказуемость последствий любого принимаемого «в нужном русле» решения: никто и никогда наверняка не знает, где именно количество переходит в качество и какая именно соломинка может оказаться последней для многострадальной спины верблюда. Стремление следовать новому ритуалу в один момент может обернуться крайне опасным развитием событий.

Соответственно как минимум разумным будет отдавать себе отчет, что сохранение тенденции к эскалации санкционной реальности будет иметь следствием снижение запаса прочности любых сделок между Россией и Западом, а в отдаленной перспективе — и угрозу масштабной дестабилизации. И это та проблема, игнорирование которой может обойтись крайне дорого. Правда, и способы ее решения кардинально отличаются друг от друга. Как известно, эффективное противостояние внешнему религиозному культу, который ставит себе целью борьбу с вами, возможно двумя способами. Это либо принятие этого культа, что тут же снимет внешнее давление, либо порождение собственной картины мира — достаточно убедительной, чтобы на ее фоне культ выглядел примитивно и неубедительно.

Первый путь — и его цену — в полной мере продемонстрировал в свое время Горбачев, обнаруживший себя в близкой к сегодняшней ситуации. По второму пути, как теперь в полной мере выясняется, смог провести свою страну Дэн Сяопин. Сейчас Россия точно не захочет пойти по первому пути, а вот сможет ли пройти по второму — вопрос, ответ на который даст только практика. Однако очевидно, что оставаться на месте и не делать никакого выбора в данном случае будет попросту невозможно.

Автор — доцент МГИМО, политолог

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх