ЗАЧЕМ КАЗАХИ ГОНЯТ РУССКИХ?

Современный Казахстан четко следует заветам Ленина и его когорты пламенных большевиков, все больше отдаляясь от своей русской истории. На государственном уровне принимаются законы, стирающие Россию из памяти народа, который обязан русским своей государственностью

Зачем казахи гонят русских?

Сегодня уже мало кто вспомнит, что переименованная коммунистами прежняя столица Казахской ССР Алма-Ата (Отец Яблок), когда-то называлась Верный, и была основана русскими казаками.

Равно и то, что сами яблоки в этом степном краю начали культивировать именно русские поселенцы, кочевники же — потомки нынешней «титульной нации» Казахстана, в тех краях не жили, появляясь лишь для того, чтобы что-нибудь выменять или выторговать.

Такие исторические русские названия, как Семиричье, Рудный Алтай, Южная Сибирь исчезли уже после дерусификации края, проводимой коммунистами. Сформировавшаяся на этой волне казахстанская партийная элита, ставшая впоследствии этнической элитой независимого Казахстана, данный процесс продолжила: например, были переименованы города, носившие исторические русские названия (потому как основаны были русскими): Гурьев – в Атырау, Семипалатинск – в Семей, Акмолинск — в Астану, плюс еще 60% местных топонимов.

Глотали пыль колонизаторов

Но на этом «голубые» (по цвету государственного флага) дерусификаторы останавливаться не собираются, желая превзойти даже своих «красных» предшественников. Так, в среде казахских националистов ходит миф, что и русские Омск и Оренбург стоят на «исторических казахских землях» и, соответственно, носят названия Омбы и Орынбур. И над этим можно было бы вальяжно посмеяться, благо в желании откусить кусочек от нынешней России казахские националисты ничуть не оригинальнее эстонских или украинских, но карту с «возвращенными городами» ровно год назад выпустило государственное казахстанское информагентство «Казинформ».

Потом, правда, оперативно ее убрало, после соответствующей реакции в интернете — но в Сети, как известно, ничего не пропадает. Да и имя главреда агентства Аскара Умарова, которому, видимо, даже родная фамилия кажется недостаточно казахской, поэтому он нередко называет себя «Аскар Кумыран», бывшего работника назарбаевской администрации, равно как и некоторые его высказывания в том же интернете, тоже ни для кого не являются тайной. Например, такое: «Пожалуйста, не забывайте, что вы тут — навязанная диаспора».

Про то, что «навязанная» диаспора подарила кочевому народу — прямым потомкам своих угнетателей из Золотой Орды — письменность, города, промышленность, да и, в целом, спасла от истребления джунгарами, в нынешнем Казахстане вспоминать уже не принято. И официальные речи первых лиц этой страны, ставшей страной благодаря распаду СССР и исторической мягкотелости Москвы, исполнены в совсем другом ключе:

«Во времена царской России все богатства из земли вывозились, а нам просто оставляли перекопанную землю и заставляли глотать пыль. У нас даже дорог внутри страны не было. А сейчас видели, какую железную дорогу запустили? А раньше такого не было, потому что мы были колонией.»

А это сказал уже сам Нурсултан Абишевич Назарбаев. Член КПСС с 1962 года, ЦК КПСС — с 1986 года. Который (вот любят же в Москве именами русских святых, объединявших Русское государство и сохранявших его духовный код, распоряжаться как попало), на секундочку, кавалер российского ордена Александра Невского…

Неудивительно, что при таких мыслях орденоносец Назарбаев первым из лидеров постсоветских азиатских республик едет на поклон в Вашингтон, предлагает Трампу реанимировать формат «5+1», то бишь постсоветские республики плюс США и, соответственно, минус Россия; открывает каспийские порты для транзита грузов НАТО и дает отмашку о переводе «титульного» казахского языка на латиницу к 2025 году. Представители его страны не поддерживают российские резолюции по Сирии в Совбезе ООН (куда Казахстан попал временным членом опять же по настоянию России), подписывает пятилетний план по сотрудничеству с Пентагоном, согласно которому американцы будут готовить у себя казахстанских военных, а также примут участие в создании казахстанского военного флота.

Русские уезжают

Сегодняшний Казахстан — это страна, где в тюрьму сажают пророссийских активистов: срок в 21 год получил политик и меценат Тохтар Тулешов; отсидев два с половиной года из четырех, вышел на свободу блогер и общественник Ермек Тайчибеков, а также рядовых пользователей интернета, таких как Татьяна Шевцова-Валова и Игорь Сычев, после крымских событий обсуждавших в социальных сетях возможность возвращения русских территорий Казахстана в Россию. Плюс ополченцев, вставших за русский Донбасс: за это благородное дело режим Назарбаева уже осудил и посадил на разные немаленькие сроки граждан этой страны Евгения Вдовенко, Александра Урашева и Тимура Лямина.

Только два года назад — в 2016-м, в Россию из Казахстана переселились 23 тыс. 589 русских. И это при том, что путь наших соотечественников в сердце русской цивилизации — современную Россию — не устлан лепестками роз, а как раз наоборот, тянется через всевозможные бюрократические препоны. Не будь которых, из Казахстана уехало бы на порядок больше людей с русскими фамилиями или русским самосознанием.

По официальной статистике, в 1989 году на территории Казахской ССР проживало 2 миллиона русских и 6,5 миллионов казахов. К 2016 году картина резко изменилась, теперь казахов в Казахстане — 11,5 миллионов, а русских — 3,5 миллиона. И, судя по всему, этот разрыв будет расти и дальше: русские, которым теперь нет места в государственном и административном управлении, а также в крупном бизнесе, будут уезжать, а казахи — приезжать из других стран Средней Азии, а также Монголии, Китая и Афганистана. Подобных приезжих в Казахстане называют «оралманы», отмечая их, мягко говоря, не очень цивилизованное поведение и крайне русофобский настрой. Наряду с мягким выдавливанием русских с ключевых позиций в жизни страны, поведение южан является одной из причин, по которой русские покидают землю, где поколениями жили их предки.

Возвращение Крыма на какое-то время дало казахстанским русским надежду на то, что и их родные земли либо вернутся в Россию, либо у них появится своя автономия в рамках Казахстана, как того хотели русские жители Юго-Востока Украины. На тот период времени город Петропавловск, где русские по-прежнему составляют большинство населения (около 61%), стал даже своего рода столицей русского Казахстана, где люди выходили на улицы с российскими триколорами. Однако разгром «Русской весны» по всей Новороссии, война в Донбассе, замораживание ситуации с ЛДНР лишило людей надежды, и настроение у местных русских вновь стало «чемоданным».

Новые богоборцы

Теперь же режим Назарбаева наряду с переводом казахского языка на латиницу готовит еще один шаг, который может привести к окончательному решению русского вопроса в этом государстве. Астана хочет превратить исповедуемое русскими православие в своего рода декоративную религию, эдакое духовно-культурное гетто, наличие которого можно будет выдавать высоким гостям за проявление толерантности. Но которое будет лишено права на миссию, а, следовательно, и самой своей апостольской основы, заповеданной Господом: «Идите и проповедуйте всем народам…».

Уже в сентябре казахстанский парламент будет рассматривать утвержденный Назарбаевым законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам религиозной деятельности и религиозных объединений». На самом деле ограничивающий религиозные свободы «Закон о религиозной деятельности и религиозных объединениях» был принят в Казахстане еще в 2011 году и стал ответом Астаны на проникновение в республику с юга исламского радикализма. Однако под раздачу попали все, и православные смиренно не озадачились вопросом, почему преступления совершают мусульманские радикалы, а «по шапке» получают все.

Исходя из нового закона, довольно жестко устанавливавшего нормы «светского государства», церкви пришлось закрыть все храмы и молельные комнаты в больницах и колониях, вынося из этих «государственных учреждений» намоленные образы. Поскольку распространение «религиозной символики» отныне запрещалось вне стен храма, стали происходить и соответствующие инциденты: жительницу Павлодара приговорили к штрафу за распространение жития Сергия Радонежского, а жительницу Усть-Каменогорска — за размещение в интернете объявления о продаже расшитого бисером образа Богородицы.

При этом, исходя из государственной Концепции государственной политики в религиозной сфере, чиновникам, учителям и спортсменам отныне запрещалось демонстрировать свою принадлежность к той или иной конфессии — то есть больше никаких иконок и образков на рабочих столах и молебнов во время знаковых мероприятий. Педагогам же настоятельно рекомендовалось формировать у детей и молодежи «светское мировоззрение». Кто выбивался из этих идеологических тисков — ожидаемо попадал под пресс. Так, священника отца Владимира Воронцова чуть не посадили за то, что он ходил с воспитанниками воскресной школы в горы, где они, в том числе, читали молитвы. Только благодаря вызванному информационному резонансу суд батюшку оправдал.

Нынешние же поправки были спровоцированы, опять же, попыткой вооруженных исламистов в 2016 году захватить оружейку воинской части в Актобе. После которой казахстанская власть ожидаемо испугалась. И потому уже в сентябре казахстанский парламент рассмотрит и, скорее всего, утвердит довольно занятные поправки. Например, «непринятие руководителем религиозного объединения мер к недопущению участия несовершеннолетних, не достигших 16 лет, в богослужениях» без сопровождения одного из родителей, близких родственников или законных представителей предлагается карать штрафом в пятьдесят «расчетных показателей» и приостановлением деятельности религиозной организации на три месяца.

А за создание «организационных структур религиозных объединений» в госорганах, здравоохранительных и образовательных учреждениях — штрафом уже от ста (для физлиц) до двух сотен (для юрлиц) этих самых «месячных расчетных показателей». Законопроект также запрещает раздавать несовершеннолетним религиозную литературу, за исключением той, что используют их родители, либо их педагоги в воскресных школах. А также демонстрировать внешние атрибуты «деструктивных религиозных течений», принадлежность к которым будет определять даже не суд, а органы национальной безопасности и внутренних дел. А те, как известно, действуют по приказу свыше.

Таким образом, вслед за языковым рычагом, у казахстанской этнократии появится еще и рычаг религиозный.

Потому как, что бы там ни говорили всевозможные идейные атеисты или невесть откуда народившиеся неоязычники, за пределами России русские общины живы только там, где действуют православные храмы.

Собирающие русских разных поколений, превращающихся в духовные и культурные центры русских диаспор, территориально оторванных от метрополии.

Источник →