Ликбез: можно ли повесить пирата?

Пираты — явление актуальное и современное. В ходе борьбы с ними возникает много примечательных случаев и неожиданных коллизий. Какая судьба ждёт морского разбойника, если его поймают американцы? А если русские? И что там в Сомали? Давайте разберёмся на примере самых интересных происшествий.





Пираты известны со времён античности и никуда не делись. Уж очень велик соблазн, когда мимо идёт контейнеровоз с товарами, общая стоимость которых превышает бюджет вашего свободного демократического государства. А если выпадет джекпот, то на захваченном сухогрузе окажутся гранатомёты, реактивные системы залпового огня и даже танки. Куда же смотрит международное право?

Yo ho, yo ho, a pirate’s life for me!

Все виды пиратства были запрещены в далёком 1856 году Парижской декларацией о принципах морского международного права. Позже на ту же тему приняли ещё несколько конвенций по морскому праву и прочей борьбе за безопасность судоходства.

Согласно статье 101 Конвенции ООН по морскому праву, пиратством является любой акт насилия, совершаемый с личными целями в открытом море. Так что пиратами могут быть и посторонние лица, проникшие на судно, и экипаж (в случае бунта, например), и даже пассажиры. Пиратскими могут быть как частногражданские суда, так и государственные, в том числе военные корабли. Военных приписали задним числом, вспоминая «волчьи стаи» гросс-адмирала Дёница.

Самое главное условие — отплыть достаточно далеко в открытое море, вне юрисдикции какого-либо государства. А юрисдикция государств в среднем по планете распространяется на 200 морских миль от побережья. То есть, нападая на судно в исключительной экономической зоне, чисто юридически вы не будете пиратом. Даже если вы в треуголке и с бутылкой рома. Большинство современных пиратов должны быть выгнаны из профсоюза, потому что чаще всего нападения совершаются как раз под боком собственного государства. В надежде на то, что национальное право закроет глаза на их шалости. Смекаете?



И тут интересен вот такой оверштаг. Юристы иного государства могут не усмотреть пиратства даже в вооружённом захвате танкера организованной группой. А, например, наши увидят его и в угоне дырявой посудины на реке Волге. Потому что в нашем Уголовном кодексе есть статья 227, и она работает. Скажем, Следственный комитет по делу Arctic Sunrise выразился ясно: если он захочет, то найдет состав «пиратство», даже если захвачено было не судно, а нефтяная платформа. Следователи же, например, Сомали ищут не там и не тех. В итоге, к пиратам долго и нормы международного права не применялись, потому что развлекались они в юрисдикции родной страны, а дома ни виселица, ни другое уголовное наказание им не грозило.

Between the devil and the deep blue sea

В нулевых случаи нападения пиратов исчислялись сотнями. Одна попытка, не обязательно успешная, совершалась раз в три дня. Большие суда спасала скорость, манёвренность, высокие борта, связь с коллегами, которые могли предупредить о подозрительном судне, и с военными кораблями. (Согласно ст. 107 Конвенции ООН по морскому праву, захватывать суда пиратов уполномочены только военные корабли).



Успешно отражали атаки пиратов сотрудники пресловутых ЧВК, которых можно нанять для обеспечения безопасности. Есть одно «но». Прибрежные государства сильно возражают против усиления вооружения судов, это портит им бизнес может привести к эскалации насилия и заставит пиратов вооружаться, что, в свою очередь, станет угрозой безопасности этих самых государств. В общем, напичканному хмурыми вооружёнными личностями сухогрузу могут отказать во входе в территориальные воды.

«Пиратская вольница» начала сбавлять обороты в 2008 году, после того как Совбез ООН специально посвятил сомалийским пиратам две резолюции. Он постановил, что государства, борющиеся с пиратством, могут входить в территориальные воды Сомали и действовать так, как это разрешено в открытом море. А в открытом море, согласно статье 105 Конвенции ООН по морскому праву, любое государство может захватить пиратское судно и арестовать людей и имущество. Не повредила и организация постоянного присутствия в Аденском заливе ВМС сразу нескольких стран.

Дальше судьба пирата, попавшегося с поличным, могла пойти по одному из трех путей.

Вешать! Самый короткий — «йеменский вариант». В 2009 году йеменский танкер Qana был захвачен сомалийцами и освобождён йеменскими ВМС. Шестеро пиратов были повешены, шестеро получили тюремный срок.



Не вешать! Длинный извилистый путь демократии можно условно назвать «американским». В 2010 году крайне невезучие сомалийские пираты приняли американский фрегат Nicolas за торговое судно. Американский суд приговорил сомалийцев к пожизненному сроку и еще к 80 годам про запас. Можно сказать, что пиратам повезло: дело рассматривалось в штате Виргиния, а в другом штате могли и к смертной казни приговорить.



Love. Peace. Om

Третий путь, конечно же, наш — духовный и уникальный. В 2010 году танкер «Московский университет» был захвачен пиратами и через сутки спасён БПК «Маршал Шапошников». Потом про это ещё и фильм сняли. Случай примечателен тем, что это было именно чистое пиратство в открытом море на расстоянии 500 морских миль до берега.



Пиратов положили фейсом в палубу, а затем встал вопрос, что же с ними делать дальше. Российский корабль подчиняется законам РФ. Всегда. И вот тут начинается… Дело в Индийском океане. «Шапошников» на боевой службе, после завершения которой идет во Владивосток. А ведь при задержании подозреваемого должен быть составлен протокол, ему должны быть разъяснены права. Задержать без предъявления обвинения можно только на 48 часов. В течении 24 часов подозреваемого надо допросить. Для этого ему надо предоставить переводчика, защитника и даже один телефонный звонок. Полистав закон, командование 44-й бригады противолодочных кораблей решило, что пиратов надо понять, простить. И отпустить, без оружия, конечно. Так и сделали. Дали небольшую лодочку, воды, еды и дружеское напутствие. Дальнейшая судьба отпущенных на волю неизвестна.



Тем временем в Аденском заливе пиратство почти сошло на нет. Зато активизировалось в заливе с другой стороны Африки — Гвинейском. За место в тройке пиратских лидеров сейчас борются Нигерия, Индонезия и Филиппины. Традиционно не сдают позиций пираты Бенгальского залива и Малаккского пролива. Есть мнение, что современное пиратство сближается с терроризмом. Во всяком случае, и то и другое — преступления международного характера.

Варвара Стешевич

via