Последние комментарии

  • Адольф Пешков17 февраля, 21:38
    Как много и красочно написано НИ О ЧЁМ. Писали бы лучше о друзьях Путина, которые на выходные у же в пятницу пьяные в...Эксперт объяснил, за что коммунисты низвергли Грудинина с поста
  • Александр Силяков17 февраля, 21:38
    Слышал такую версию. Она ничем не обоснована. Пользуются космонавты и по моему моряки, между собой.  В данном тексте ...«Татарская петля» под Керченским проливом
  • Алла Дубинина17 февраля, 21:34
    Машина  из  средства передвижения  саногвится  предметом роскоши. а  тем кто  живет  в  деревях  тоже о  конюшне   сн...В Госдуме захотели запретить россиянам без гаража покупать машины

Грозит ли России голодная смерть?

Вообще, в интернете очень много публикаций на эту тему. С душераздирающими фотографиями, охами и вздохами.

Иной раз авторы говорят по теме (очень редко), в основном все сводится к «все пропало, шеф!», «Довели, разорили» и тому подобная грусть и печаль.

Почему грусть и печаль? А потому что как всегда, орать – это одно, вдумчиво говорить – совершенно другое.

Я, насмотревшись и начитавшись, решил поговорить с представителями этой самой вымирающей русской деревни. Не в плане «шеф, усе пропало» и тем более не «идем в светлое будущее». Просто по-человечески и за жизнь, благо есть с кем.

Говорил, сразу скажу, с людьми «от сохи», но не простыми. У одной пары мы покупаем молочную продукцию (коровы свои, 4 штуки), с удовольствием берем птицу (гуси, утки, индейки). Плюс свой заводик по производству комбикорма.

Второй участник – сосед, который ничего и никого не выращивает, ибо его свет в окошке – комбайн. Точнее, не комбайн, а трактор от «Джон Дира» с кучей навески. Так что Михаил может вспахать, засеять, заборонить, да и убрать многое в состоянии.

Поговорив с этими людьми, понял для себя очень многое. Главное, я понял, для чего вообще нужна деревня и почему она вроде бы умирает. И кого в этом надо винить.

Ну, обвинять у нас просто принято. Хоть кто-то, да должен остаться виноватым и с испорченной кармой. Так испокон веков заведено.

Но вернемся к постулату: российская деревня погибает и вымирает. Кто виноват и что делать?

Насчет виноват – будет небольшой сюрприз. Конечно, было бы неплохо, если я сейчас кого-то обвинил из конкретных персоналий (Романов, Ленин, Хрущев, Брежнев, Горбачев, Ельцин, Путин), но разочарую.

В вымирании деревни сегодня виноват в первую очередь научно-технический прогресс и неумение нас под него подстроиться.

Под «нами» я имею в виду население России и руководство страны.

А теперь поехали по пунктам.

Многие сейчас при желании навалят кучу примеров, как «у нас в райцентре было ПТУ, всех учили, был ДК с кинотеатром и дискотекой, сейчас все брошено и порушено».

Логично.

Но я предпочел бы немного окунуться в историю.

Где-то земли (как в Сибири) начали заселяться лет 200 назад, где-то (как в Казахстане) около 120, при Столыпине. А где-то (как у меня) жили тут почти от сотворения мира. По крайней мере, 50 тысяч лет до нашей эры, когда древние укры даже не планировали рыть Черное море (они его потом вырыли), на берегах Дона жили проторусы и жрали мамонтов.

И делали они это столь успешно, что ради сохранения санитарно-эпидемиологической обстановки древним украм и пришлось рыть Черное море.

Мамонты закончились, но привыкшие что-то жевать люди остались.

В общем-то, заняться здесь больше было нечем, кроме сельского хозяйства. Руд нет, газа нет, нефти нет. Зато есть метровой толщины черноземище, на котором растет все, если с умом подойти. На нем завязано все. И народ-то и начал растить это все.

И вся штука в том, что в те далекие времена, чтобы справиться с условными 10 000 гектаров нашей земли, требовалась уйма народа. Сегодня площадь сельхозугодий Воронежской области 795,5 тыс. га. Но мы поиграемся с 10 тысячами. Хохольский район, если так.

Что было, скажем, 200-300 лет назад, когда татар из степи уже попросили, а цивилизация еще не облагодетельствовала?

Ведь тогда не было тракторов и комбайнов, только лошади. Производительность труда была, мягко говоря, низкой. Но крестьян было много, работы хватало всем. Более того, эти крестьяне еще и города кормили, и лоботрясов типа дворянства. И даже на экспорт отправляли.

Отсюда и получился такой вот расклад по деревням. Строились десятки деревень, так было удобнее. Человек имел поле и строил рядом дом, чтобы не гонять лошадей каждый раз за 30 км, чтобы посеять или убрать чего-то. Это был разумный подход, так было удобнее.

Деревни, понятное дело, группировались вокруг городов, чтобы было проще защищать. Татар, действительно, скоро прогнали, опасаться стоило только бунтов, извечно бессмысленных и беспощадных.

И для обработки этих 10 000 гектаров земли требовалось (условно) 1 000 человек.

Но потом появились тракторы. Мне сложно подсчитать, сколько человек и лошадей в поле смог заменить один трактор. Ну, допустим, заменил трактор 5 человек. То есть теперь, чтобы справиться с 10 000 гектаров земли, нужно было уже не 1 000 человек, а всего 200. Трактор сделал 800 человек безработными.

Что делать? Эти люди поехали в город, так началась урбанизация, развитие фабрик, заводов и началась индустриализация, обеспечившая новый виток прогресса.

Шли годы. Тракторы улучшались. На следующем витке техногонки стали появляться комбайны. Всё более крутые комбайны. Все более роскошные и производительные тракторы.

Михаил мне устроил исторический вынос мозга по комбайнам. Говорит, в его детстве в колхозе было около 30 комбайнов «Нива». Небольшой был колхоз.

Потом появились знаменитые «Дон-1500». Это прям ух... Каждый из них круче «Нивы» в несколько раз. Причем «Дон» был более эффективным и злобным в работе, но их потребовалось на все земли всего 9 штук.

И «Нивы», и «Дон-1500» были в свое время просто проданы на металлолом. Сегодня все работы, которые делал колхоз, вполне нормально выполняют Михаил, два его сына и соратник с комбайном от «Джон Дира».

Все. Каких-то 15 лет назад в МТС колхоза трудились механики, электрики, водители, трактористы, комбайнеры… Всего числом больше сотни. Сегодня – 5 (пять) человек и система сервиса от официального представителя «Джон Дира».

Для остальных в МТС работы не стало.

Или взять молочную ферму. Раньше коров доили руками, потом аппаратами... Сейчас на бывшей колхозной ферме (принадлежит теперь местному ООО) на 160 коров работает директор, бухгалтер, ветврач, зоотехник, три (!) доярки, водитель и два подсобника. 10 человек. Опять работы для людей нет...

И что дальше? Что делать в таких условиях?

Конечно, можно запретить «Джон Диры», «Катерпиллеры» и прочее и попытаться посадить людей на «Доны» и «Енисеи». Только где их взять? Если совсем дуркануть, можно и на лошадях попробовать, опять же, где столько коней набрать?

Да и себестоимость никто не отменял, кстати. Кому оно, такое зерно нужно будет?

Замкнутый круг, господа и товарищи, замкнутый круг.

Получается, что в современной деревне живет слишком много людей. Им просто нечем здесь заняться. В то же время население слишком маленькое, чтобы экономика замкнулась сама на себя.

Это в городе люди могут просто оказывать друг другу услуги и тем жить. Было в недалеком прошлом же время, когда заводы стояли, и оживление было только в многочисленных ТЦ. Как и почему – другой вопрос, но такое было.

В деревне сложнее. Райцентр — да, еще туда-сюда. А вот в деревне 21 века парикмахер или специалист по маникюру просто умрет с голоду. То же самое можно сказать о куче специальностей, которые в городе весьма нужные, а в деревне вызовут только смех.

Давайте признаемся честно: все, что можно делать в деревне – это заниматься сельским хозяйством. Растить скотину, птицу, сеять хлеб, делать сыр, колбасу, копчения и соления. Но даже для всего означенного с каждым шагом научно-технического прогресса требуется все меньше людей.

И вот вам результат: 5 человек, современные трактор и комбайн вполне спокойно заменяют не меньше 1000 хлебопашцев на лошадях столетней давности.

Из отсутствия работы проистекают все остальные проблемы.

Пьянство, сокращение населения – в том числе. Маленькая зарплата. Умирание инфраструктуры.

Скажем, вот было ПТУ, готовили там на полрайона трактористов и комбайнеров. Нормально готовили, человек по 50-60 в год. С учетом кадровых перестановок в близлежащих колхозах и совхозах. Уходы на пенсию, повышения и все такое.

Куда сегодня девать такую шоблу, если все потребности колхоза – это 2-3 человека? Которые, замечу, никуда не денутся. Знаете, как лизинговый договор к земле привязывает? Круче ипотеки, если что.

И доярки тоже. И зоотехники. И куча других специальностей. Итог – ПТУ закрывается, поскольку кадры никому в таких количествах не нужны. А уж если нужен тракторист, например, так сейчас это весьма забавно выглядит.

Если ты приобретаешь тот же «Джон Дир», то помимо сервиса к твоим услугам центры подготовки, с классами и даже тренажерами. Не вопрос, ты, главное, купи. Остальное все приложится.

Вообще, ситуация двоякая такая. С одной стороны, то, что мы воспринимаем как «вымирание села», на самом деле является не вредительством со стороны государства, а всего-навсего последствием технического прогресса.

С другой стороны, отток населения в города имеет место быть, что просто делает инфраструктуру села нерентабельной. Соответственно, закрываются учреждения культуры (хотя сельский клуб и так пожизненно был объектом насмешек), здравоохранения, торговли. За всем нужно ехать в центр. Района, области – не важно. Важно – что ехать.

Кто-то сейчас реально спросит: а как же тогда в Европе в частности и в мире в целом существуют деревни?

Европа – это да…

Открываем карту и смотрим на ответ. Долго так смотрим. Вдумчиво. Ответ – это наши площади и расстояния. В Европе расстояние между двумя городами более 20-30 км – это прямо Расстояние. У нас 100-150 км от райцентра до областного центра – вполне нормальное такое расстояние. Преодолимое.

Да, разреженность у нас большая. Причем чем дальше от Москвы, тем расстояния становятся страшнее. Все это увеличивает издержки на транспорт, затрудняет сбыт продукции, строительство дорог, электросетей, водопроводов, газопроводов... Нужно построить 200 км инфраструктуры, чтобы охватить крохотное население в 10-20 тысяч человек.

Про Сибирь молчу. Там и 500 – не расстояние вообще.

В Европе же 200 км в длину – это порой целое государство с городами и десятками тысяч жителей. Словения или Швейцария, например.

Потому по Европе везде (особенно, кстати, в Германии) деревень-то как таковых и не осталось. Сплошные города-пригороды. Один переходит в другой на фоне полей и плантаций.

Но в таком немецком пригороде есть то, чего нам так не хватает для нормальной инфраструктуризации нашей деревни. Там есть главное – плотность населения. А при достаточной этой самой плотности реально заниматься не только сельским хозяйством, а чем угодно. Хочешь — людей обслуживай в парикмахерской (люди имеются в ассортименте), хочешь — музыке детей обучай, благо если есть много людей, то и дети будут.

Получается, наша гигантская территория – это богатство, она же и проклятье, которое тормозит развитие села.

Сегодня многие стали завывать на тему «разрушения и умирания» деревни. Возможно, даже справедливо. Однако рынок продуктов питания, он такой, что сколько не сделай – все в дело пойдет. Вопрос цены и качества.

Так что кому бухать, а кому работать – выбор каждого.

С голоду, понятное дело, мы не умрем. Никогда, пока есть Черноземье и Кубань. Другой вопрос, что да, в плане инфраструктуры для деревни надо что-то делать на государственном уровне. Дотировать, заваливать льготами и так далее.

На всякий случай. Чтобы не оказаться в откровенно дурацкой ситуации, когда начнется кадровый голод там, где сегодня переизбыток рабочей силы упражняется в употреблении крепких, крепленых и слегка разбавленных изделий.

Источник

Популярное

))}
Loading...
наверх